Освальд Кролл и его труды по Химической Философии

 

Освальд Кролл (1560 – 1608) – Алхимик, профессор Медицины, автор трудов, посвященных Химической Философии, являвшийся также придворным врачом Рудольфа II.

В ходе данной лекции мы рассмотрим примечательные и уникальные по своей значимости труды Освальда Кролла, в коих рассказывается о Доктрине Сигнатур и о Универсальном Лекарстве, являющемся целью Философской Медицины. Будучи одним из наиболее выдающихся последователей Парацельса, считавшим также Парацельса непререкаемым авторитетом, Освальд Кролл развивал в своих сочинениях множество его концепций, разрабатывая и раскрывая их более детально. С точки зрения Освальда Кролла, медицина, а также и алхимия, обязательно должны быть связаны с богословием. Уникальные материалы, коии не представлены еще на русском языке, и коии мы рассмотрим на данной лекции, позволят обрести более полное понимание идеи о подобии между Макрокосмом и Микрокосмом, обладавшей великой значимостью в эпоху Ренессанса, а также и прояснить происхождение Сигнатур, используемых в Западной Магической Традиции.


Слово Божье и Универсальное Лекарство: Освальд Кролл, последовательно Химической Философии Парацельса



Автор: Хиро Хираи, Фонд Химического Наследия, Филадельфия



1. Введение


Среди ведущих последователей Парацельса начала XVII столетия Освальд Кролл (1560-1608) занимает исключительно место. Его естественная и медицинская философия обнаруживает сильное влияние датчанина Петруса Северинуса (Dane Petrus Severinus , 1540-1609), а его собственные сочинения вдохновили многих более поздних последователей Парацельса. Он был обыкновенным врачом принца Кристиана Ангальт-Бернбургского, исповедовавшего кальвинизм (ок. 1600). Исполняя политическую миссию этого радикального протестантского лидера, Кролл обосновался в Праге, в которой правил император Рудольф II (1552-1612). После его смерти главная его работа под названием «Basilica chymica» («Химическая Базилика») была опубликована во Франкфурте в 1609 году. Она подразделяется на две части: в первой содержатся теоретические сведения, и она озаглавлена как «Praefatio admonitoria», в то время как вторая часть посвящена практическим вопросам, в нее включено множество рецептов химической медицины.


Среди исследований, посвященных Кроллу, работа Оуэна Ханнавэя (Owen Hannaway) остается наиболее авторитетной. Главным образом она посвящена «Наставительному Предисловию» в его интеллектуальном и религиозном аспекте эпохи, в которую жил Освальд Кролл. Со времен исследования Оуэна Ханнавэя совсем не многие ученые настолько тщательно изучали тексты Кролла. Однако, стараясь создать контраст из сравнительного анализа между Кроллом и Андреасом Лабивиусом (Andreas Libavius (1540/60-1616)), Ханнвэй зашел слишком далеко в том, что желал видеть источником идей Кролла больше немецкий естественный мистицизм, чем само движение последователей Парацельса. Кроме того, вероятно, он не достаточно внимательно читал сочинение Северинуса «Idea medicinae» (Базель, 1571), а также сочинение Иосифа Кверцетануса (Joseph Quercetanus (1546-1609)) «Ad veritatem hermeticae medicinae» (Париж, 1604), не смотря на то, что данные работы являются основополагающими в вопросе понимания той традиции, к которой принадлежал Кролл, а также и понимания его собственных суждений. Цель моей статьи заключается в том, чтобы пролить свет на концепцию семян, рассмотрев ее в контексте Парацельсовой традиции. Поскольку данная концепция является самой сутью химической философии Кролла, а также она весьма близко связана с его концепцией о Слове Божьем, коия образует основание его изысканий относительно Универсального Лекарства.


2. Наставительное Предисловие (1609)


Кролл был истинно вдохновленным последователем Парацельса. В своем «Наставительном Предисловии» он в значительной степени развил идеи Парацельса, который являлся для него неоспоримым авторитетом. Он также обращается к различным средневековым авторам, среди которых представлено и множество сочинителей трудов по Алхимии. Среди современных ему авторов он упоминает Пико делла Мирандолу, Агриппу, Рамуса (Ramus) и Валентина Вайгеля. Однако его любимым автором, после Парацельса, является Северинус. Кролл также называет своего друга Кверцетануса наиболее выдающимся из химических философов его поколения, а также говорит о том, что таковой же значимостью обладают Фома Бовиус (Thomas Bovius (1521-1609)) и Томас Моффет (Thomas Moffet (1553-1604)). Он причисляет их к тем, кто образует школу спагирии. Спагирия есть медицинская наука, отделяющая чистое от нечистого и возвращающая здоровье пациентам путем химических препаратов. Данные препараты имеют свое основание в доктрине Парацельса о трех первичных веществах (tria prima) (Соль, Сера и Ртуть). Кролл не считал Парацельса изобретателем химического искусства, в особенности метода дистилляции, однако он считал его великим представителем сего искусства. Парацельс спас забытую мудрость от темной бездны забвения. Таким образом Кролл упрекает последователей Галена в несправедливых нападках на Парацельса, подобно тому, как поступали последователи Аристотеля с Рамусом. Прежде всего Кролл желает выстроить философскую медицину на основании Христианской веры. Он считает изучение Трудов Божьих задачей двоякой. С одной стороны, философия должна следовать за светом природы, а теология, с другой стороны, должна идти за светом милосердия. «Наставительное Предисловие» Кролла можно рассматривать в качестве евангелического манифеста школы спагирии. Помимо основания философской медицины, утвержденного в химии и в Христианской вере, Кролл также видит значимость для нее в соответствии между Макрокосмом и Микрокосмом. Относительно данного вопроса он признает существование двух сфер, высшей и низшей. Это двойственное космологическое подразделение было с величайшей точностью сформулировано Парацельсом и принято Северинусом и Кверцетанусом. Согласно Кроллу, философия учит нас достоинствам земли и воды, в то время как астрономия обращается к воздуху и к небесам. Единство философии и астрономии способно привести к медицине в ее наиболее великолепном из возможных проявлений. Кроме того, он говорит о Макрокосме как об отце, и о Микрокосме как о сыне сего отца. Отец обучает своего сына согласованности и соответствиям, существующим в космосе, таковым образом действуя как зеркало для человека. Эти два мира согласны между собою не исходя из их внешней формы или строения, но согласно их внутренним силам и энергиям. Мир и человек подобны по своей внутренней сути, не смотря на то, что внешне они обнаруживают между собою величайшие отличия. Таким образом, то, что незримо в человеке, возможно воспринимать в чувственном мире. Будучи сыном небес и земли, человек, правильным образом изучая природу его родителей, сможет достичь совершенного знания Творения. Поскольку человек является не чем иным, как изображением в миниатюре всего мира, то все естественные вещи стекаются в человеке, поскольку он является для них центром. Согласно Кроллу, каждая часть Макрокосма способна предоставить особое лекарство для излечения соответствующей части человека. Докторам следует знать о симпатиях, существующих в природе. Поскольку болезни не вызываются четырьмя жидкостями в человеческом теле, но происходят от духовных и незримых «семян» (semina). Болезней существует столько же, сколько и видов этих семян. Точным образом следуя наставлениям Северинуса, Кролл подтверждает, что эти семена производят «плоды-предвестники» здравия и болезней. Концепция семян является центральным пунктом в философии Кролла.



3. Семена в Макрокосме


Теперь рассмотрим более пристально рассуждения Кролла о Макрокосме. Он подтверждает, что материя, из которой состоит человек, происходит от четырех Элементов. Подобно Парацельсу, он отождествляет Огонь с Небесами. Докторам следует ознакомиться с Элементами и их производными, поскольку Бог сотворил Элементы ради того, чтобы их производные могли защищать человека в деле питания или же лечения. По этой причине знание Четырех Элементов способно привести к пониманию человека. Согласно Кроллу, все естественные вещи подразделяются на четыре группы, соответствующих Четырех Элементам. Каждая из четырех Элементальных Сфер содержит определенное изобилие существ, подобно космической матрице. Кролл подразделяет небеса на две части: внешнюю и внутреннюю. Внешняя частью является зримой и состоит из обычных небесных тел. Напротив, внутренняя часть является незримой и называется «Духом Мира». Согласно Кроллу, во всех существах содержится нечто активное и могущественное, то есть Универсальный Дух, сотворенный Богом для того, чтобы связать все вещи, будто «узлом» (vinculum). Эта «единая природа, сущность и материя» всех вещей распростирается по всей Вселенной посредством Воли Божьей. Кролл добавляет, что зримые и плотские тела происходят от незримых и не обличенных плотью духовных сущностей, называемых «астерами». Фактически, совокупность данных астеров и составляет Универсальных Дух. Не только живые существа, но также и минералы наделены этим духом, «оккультным созидателем» («faber occultus»), от коиего и происходят их формы, облик и цвета. В контексте данных рассуждений Кролл также представляет свое истолкование Сотворения мира:


«Все, что было составлено природой, может быть разделено посредством искусства разложения не более и не менее, чем на три части: на Ртуть или влажность, на Серу или масло, и на Соль. Каждое существо производится и сохраняется этими тремя частями. Святая Троица, чрез триединое слово «Fiat», сотворила все вещи, что подтверждается триединым спагирическим разложением. Бог сотворил, чрез Слово Свое «Fiat», Первоматерию, коия изначально была тройной, по причине трех соединенных принципов. Далее сии три вида были разделены на четыре отдельных вещества, или Элемента».


Доктрина о Троичной Первоматерии ясным образом показана в Библейском сюжете о Сотворении Вселенной чрез идею о Слове «Fiat». Парацельс в своем сочинении «De meteoris» писал о том, что «нечто» («etwas») было сотворено из ничего посредством Слова Божьего. Кролл истолковывает это «нечто» как Первоматерию, коия затем была разделена на три отдельных части посредством триединой сущности Слова Божьего. Эти три части, в свою очередь, вошли в каждое из четырех вместилищ Четырех Элементов. Для того, чтобы подробнее разъяснить загадку, предложенную Парацельсом, Кролл приводит в пример химическое превращение свинца в три разных вещества. Таковое намерение пользоваться химическими интерпретациями, не было столь ясно означено в работах Северинуса. Именно этот факт и является характерной особенностью Кролла, следовавшего примеру Кверцетануса.


Далее, ко всему вышесказанному Кролл присовокупляет ключевую идею из текста, авторство коиего принадлежит Псевдо-Парацельсу, под названием «Афинская Философия», не сомневаясь, однако, в подлинности данной работы. Идея сия заключается в том, что сотворенный мир является не чем иным, как «коагулированным дымом». Некоторым последователям Парацельса удавалось преобразовать сей изначальный дым в Мировой Дух (spiritus mundi) Неоплатоников Фичино. Для того, чтобы согласовать две эти идеи, Кролл приводит собственные наблюдения за развитием движения последователей Парацельса:


«Некоторые последователи Парацельса, достаточно глубоко изучившие сокрытые причины вещей, часто признают существование четвертого принципа помимо первых трех. Они называют сей принцип «духом», коий может быть получен из минералов и растений, однако не может быть подвергнут каким бы то ни было действиям над ним, а также и не может быть извлечен, по причине утонченности его природы, из животных. Итак, Сера соответствует Огню, Соль – Земле, Ртуть – воде, а Дух – Воздуху».


Кролл доказывает справедливость его совмещения трихотомии Парацельса с импонирующим ему четверичным разделением, устанавливая связь между Троичной Первоматерией и традиционными Четырьмя Элементами. Северинус никогда не поднимал этот поднятый Кроллом вопрос, поскольку для него, как и для Парацельса, Четыре зримых элемента всего лишь являются проявлениями космических вместилищ, содержащих в себе незримые семена, действующие в качестве носителей Троичной Первоматерии. Их онтологический статус, таким образом, является ясно отличным в представлениях Парацельса и Северинуса. Однако для тех, чьи мысли были охвачены лабораторными работами, подобно Кроллу и Кверцетанусу, совершенно естественно было использовать таковое более практическое истолкование.


В представлениях Кролла каждый зримый элемент является произведением Элемента незримого, подразделяющегося на астеры. Северинус называет эти астеры «семенами» естественных вещей. Элементы мудрецов древности являются не чем иным, как зримыми обиталищами незримых Элементов, коии, в свою очередь, являются обиталищами астеров. Кролл добавляет, что зримые вещества ослабляют силу незримых вещей, поскольку все зримые вещества подавляют действие внутреннего духа. Подобно тому, как и Кверцетанус до него, Кролл даже более уделяет предпочтение духу, чем семенам.


4. Семена в Микрокосме


Теперь обратимся же к рассуждениям Кролла о Микрокосме. Согласно Кроллу, любая истинная наука должна основываться на Священном Писании. Христиане обладают Божественным зерном Философии Божьей, коия передается Святым Духом. Посему им следует развивать Философию Божью без обращения к заблуждениям язычников. Как учил Моисей, человек был создан из «праха земного», коий является квинтэссенцией зримого механизма, приводящего мир в движение. Сие тончайшее вещество было дистиллировано Высшим Спагириком. Поскольку человек являет собой окончательное произведение всего Творения, он является связью, узлом, или местом соединения всех существ, в то время как Бог является центром всего сущего.


Согласно Кроллу, подобно тому, как Макрокосм разделен на две части, зримую и незримую, так же и человек состоит из двух частей. Зримая часть представляет собой элементальное тело. Незримая часть есть дух, коия, в свою очередь, так же подразделяется на две части. Первая часть происходит от незримых Небес, будучи частью Мирового Духа. Данная идея была перенята из Неоплатонической доктрины о звездном (астральном) теле. Кролл черпал свое вдохновение не только из работ Парацельса и Северинуса, но так же и из сочинений Фичино, Пико, Агриппы и Фернеля. Он называет астральное тело «небесным духом». Второй дух происходит от «дыхания жизни», коие было вдунуто Устами Божьими во время сотворения первого человека, Адама, согласно главе 2, стиху 7 «Книги Бытия». Кролл отождествляет сей дух с человеческой разумной душой, коия является вместилищем образа Божьего, или Святого Духа. Таковым образом человек наделен тройной природой (тело, дух и душа).


Для того, чтобы дать определение «квинтэссенции» Макрокосма, от коиего произошел человек, Кролл обращается к сочинению Парацельса «De matrice», четвертому тому его книги «Opus paramirum». В нем описываются три стадии порождения, каждая из коих представляется в виде семян (Первоматерия, мир и Адам), причем в данном случае Кролл всецело приводит свои объяснения в соответствии с изначальной идеей Парацельса. Первоматерия являет собою семя мира, Макрокосм – это семя Адама, а Адам – это семя человечества. Согласно Кроллу, универсальная квинтэссенция всех существ есть семя Адама. Таковым образом, человек является совершенным семенем.


Согласно Кроллу, зримое тело человека есть одеяния, или обиталище бессмертной души. Что же касается незримого астрального тела, то он называет его «колесницей», или «средством передвижения» души. Посредством сего астрального средства передвижения, бессмертная душа образует сильную связь с элементальным телом. Оно является посредником, коий обладает природой телесной и душевной. С помощью сего посредника разумная душа, по Воле Божьей, находит свое обиталище в человеческом сердце, что было осуществлено посредством Святого Духа. Сердце человеческое, таковым образом, является центром Микрокосма, подобно тому, как Бог является Центром Макрокосма.


Согласно Кроллу, человек был сотворен из «праха земного» посредством Слова «Fiat»; а дыхание жизни было вдунуто в него Устами Божьими. Сие дыхание есть истинный «прах» небесный.


Подобно тому, как небесный дух придает жизнь телу, точно так же и Дух Божий вселяет жизнь в человеческую душу. Дух Божий, или Слово Божье, обитает в душе человеческой. Таковым образом, разумная душа человека есть не что иное, как человек, в коием пребывает Бог. Напротив, небесный дух есть незримый человек, работающий денно и нощно, поскольку он есть незримые Небеса, охватывающие всю Вселенную, и соревнующийся с трудами ангельскими посредством своих магических действий.


Благодаря сему духу человек становится истинным Адептом Ангельской Магии (angelic magus). Человек обладает троичным существом: у него есть физическое тело, небесный дух и разумная душа, и потому части его состава соответствуют трем мирам: Божественному, Ангельскому и элементальному. Человек сам является Четвертым Миром (данную идею Кролл перенял у Пико делла Мирандолы).


5. Семена и Слово Божье в медицине


Следом за сим рассуждением, Кролл продолжает разъяснения относительно химических лекарств. В первую очередь, он подтверждает, что все естественные вещи обладают двойной природой, совершенной и несовершенной. Совершенная происходит от квинтэссенции. Несовершенная происходит от материальной оболочки. Следом за Парацельсом и Северинусом, весьма повторяя их мысли, он сравнивает естественные вещи с орехами, составленными из ядра и кожуры. Докторам следует отделять, посредством огня, эту материальную оболочку, таковым образом, все-таки, действуя как «тот, кто отделяет» (separatores), а не тот, «кто составляет» (compositores). Естественные вещи нуждаются в данном разделении, поскольку тогда они смогут явить свои скрытые силы, тайны. Согласно Кроллу, медицинская наука должна применять огненный анализ, поскольку химия раскрывает сокрытые тайны вещей. В сей химической медицине огонь представляет собой анатомический нож, будучи главным инструментом Искусства Вулкана. Совершенно очевидно, что именно данному подходу учит Парацельс в его сочинениях «Paragranum», «Лабиринте Блуждающих Докторов» и в других подлинно принадлежащих ему работах. Затем Кролл подтверждает, что вещи необходимо приводить от состояния потенциального к действительному, для того, чтобы использовать их в качестве лекарств. Состояние действительное представляется духом. Согласно Кроллу, тайна вещей не следует из внешних причинных связей, таких как влияния зримых звезд, или же опасное соударение атомов. Они не происходят от материальных или мертвых качеств, но от внутреннего духа, коий содержит в себе все действие Троичной Первоматерии. Следует отметить, что все эти объяснения являются только лишь пересказами работ Северинуса.


Кролл также принимает теорию Северируса, согласно коией природа лекарств зависит от множества («dynamis») Гиппократа. Его также называют «нашей жизнью», «бальзамом» и «бальзамическим веществом», коие сохраняет жизнь, предохраняя ее от разложения. Оно переносится «солевой влажностью». Согласно Кроллу, причину болезней необходимо устранять у само ее корня, подобно тому, как и дерево возможно разрушить исключительно разрушив его корень, а не ветви. В данном контексте корень отождествляется с семенем, исходной точкой происхождения, в то время как есть также и настоящая сущность вещи. Несмотря на то, что она незрима, химики могут воздействовать на нее посредством веществ, переносящих влажность. Кролл приводит объяснения этой двойной природе вещей:


«Как то продемонстрировал Парацельс, сия особенная, истинная медицина излечения болезней не происходит от четырех внешних, обнаженных на поверхности качеств. Однако существует определенная особенная сила, сокрытая в семенах и посеянная в произрастающих вещах Творцом Всевышним всех вещей во время первого Творения, чрез Силу Его Всемогущего Слова, посредством Коиего все вещи были перенесены из темной бездны к Свету […]».


Дабы постигнуть первоначальное состояние естественных вещей, человек должен обратиться ко временам изначального Творения. В действительности Кролл допускает возможность «creatio ex nihilo» (сотворения из ничего), коие было описано в сочинения Парацельса. Он подтверждает, что Творение было сотворено Богом непосредственно чрез Слово Его (verbum). Четыре Элемента существуют благодаря незримым небесам, коии существуют уже благодаря умному миру, коий оживляется, в свою очередь, Богом и Его Вечным Словом. Жизнь всех вещей едина, и она полностью зависит от Слова Божьего, поскольку Оно является первичным Источником жизни.


Начиная с этого момента своего изложения, Кролл обращается к теме отношений между Миром Божьим и силами лекарств. Согласно ему, единственным Небесным Лекарством, излечивающим все болезни, является Слово Божье. Оно и являет Собою «закваску» всех остальных лекарств. Кролл пишет:


«Только лишь Небесное Лекарство, или Слово Божье, излечивает все. Оно есть закваска всех лекарств, и без Него никакое лекарство не будет действенным. Лекарства становятся действенными только лишь посредством Действа Слова Божьего, в Коием сокрыта, и из Коиего проистекает всякая сила, коия замещает собою всякое естественное действие. Скорлупа не есть ядро, подобно тому, как растения не являются сами по себе лекарствами, однако только лишь знак, отмеченный сим Словом [Божьим], является лекарством».


Согласно Кроллу, Бог излечивает человека только лишь посредством произнесения Слова Его, Киое отметило Свои Знаки на всех вещах. В действительности, лекарства представляют собою лишь только зримые вещества. Но Бог чрез Слово Его «Fiat» сотворил Силу, излечивающую все болезни. Благодаря Сотворенному Богом Слову, воплощенному Милосердию, доктора могут производить всяческое излечение и сохранять существующие вещи. Они могут излечивать болезни посредством Добродетели Божественного Триединого Слова, подобно тому как Спаситель наш Христос исцелял глухих и немых Чудесами, что творил Он. Кролл утверждает, что Слово было сотворено Богом, не смотря на то, что Оно Вечно. В действительности, Слово Божье, согласно Кроллу, есть «Первенец» (primogenitus) всех существ. Оно есть наш истинный «хлеб насущный», сверхнебесное вещество и сверхнебесный бальзам, намного более могущественное, чем человеческое вещество или естественный бальзам. Сила Его заключается не в чем ином, как в Благословении Божьем. По моему мнению, данное положение решительно отдаляет Кролла от Парацельса, поскольку последний подчеркивал «со-Вечность» Слова Божьего и Бога. Согласно ему, «Слово было у Бога», но не сотворено Богом. В любом случае, согласно Кроллу, «хлеб насущный» для человека есть Слово Божье, и Оно есть истинное Универсальное Лекарство для человечества. Он считает, что только Парацельс представил в своих сочинениях сию тауну природы и Чудес Божьих, раскрыв способ нахождения Слова Божьего, воплощенного в существах.


Кролл считает, что, поскольку Небеса и земля были сотворены посредством Сего Слова «Fiat», Коие является Семенем Мира, так же и Слово Божье должно прославляться во всех существах. Ханнавэй полагает, что прославление Кроллом Слова Божьего происходит от его религиозных убеждений, в особенности от его «неортодоксальной кальвинистской Христологии, напитываемой Ренессансным оккультным синкретизмом». Однако, если мы внимательно прочитаем сочинения предшественником Кролла, в таком случае мы сумеем понять, что его идеи есть не что иное, как естественное развитие учения Парацельса и Кверцетануса.


Кролл утверждает, что, среди остальных зримых тел, доктора несправедливо пренебрегают минералами, поскольку они обладают большим действием, нежели растения и животные, если должным образом их приготавливать.


Так же считали Парацельс и Северинус. Для того, чтобы отстоять значение металлических лекарств, Кролл подчеркивает то, что они составлены из твердой материи. Поскольку мягкая материя растений и животных не позволяет «запечатлеть» в них великие силы. Напротив, поскольку произведение минералов требует большого количества времени, природа может начертать более замечательные силы в их твердой материи. Именно в этом контексте Кролл развивает понятие универсального семени:


«В действительности, все естественные вещи происходят от изначального и первичного принципа (коий является универсальным семенем всех вещей). Все эти вещи происходят от единого принципа и возвращаются к нему: к ночи Орфея и к «Orcus» (лат. «Смерть») Гиппократа. Все вещи являются не чем иным, как единой вещью, как о том пишет Анаксагор, называя сию единую вещь «panspermia» (от греч. pan – pan – все и sperma – sperma – семя), чего не понял Аристотель. […]».


«Ночь Орфея» и «Orcus Гиппократа» - это простая адаптация оригинального понятия Северинуса. Введение «panspermia»  Анаксагора есть новый элемент в традиции Ренессансной концепции семян. Но, что является для нас наиболее важным в концепции Кролла, так это тот факт, что смена естественных вещей происходят от основополагающего и универсального семени. И, что несомненно, сим универсальным семенем является Слово Божье.



*

*  *



В лекции, посвященной Станисласу де Гуайте, мы уже несколько касались идей Освальда Кролла относительно Сигнатур, или внешних очертаний растений, и их внутренних свойств. В данном предисловии к своему сочинению «Signatura Rerum», Освальд Кролл приводит веские основания к тому, чтобы всякий, желающий изучить искусство медицины, изучал внешние формы растений.

 

«Трактат Освальда Кролла о Сигнатурах Вещей Внутренних; или Истинная и Живая Анатомия Великого и Малого Мира». Лондон, напечатано Джоном Старки в городе Майтре на улице Флит-Стрит, и Томасом Пассенжером на уилце Трех Библей, что над Лондонским Мостом. 1669.


Освальд Кролл, Физический и Герметический Философ,
Его Предисловие к Читателю
О Сигнатурах, или о истинной и живой анатомии
Великого и Малого Мира.



Весьма желательно, чтобы наши современники из числа травников, неосведомленные о внутренней форме, ведающие исключительно о материи, веществе и телесности растений, с великим старанием изучали сигнатуры растений <…> [<…> все существа в свойствах своих показывают нам Божественное в них Присутствие] Следы, коии оставляет Незримый Бог в существах, тень образа Творца, коия запечатлена во всех существах, или же их внутренние силы, и оккультные свойства их действия (будучи природным Даром, привнесенным Богом Всевышним  в растения, или же в их душу, посредством Сигнатуры. О присутствии же симпатической и гармонической связи между растениями и членами человеческого тела мы можем узнать именно из подобия сих сигнатур и тех или иных частей тела человеческого), должно тщательно исследовать благоразумному врачу. <…>


Кроме того, ошибочно и несправедливо полагать, будто бы четыре качества, то есть жар, холод, сухость и влага, могут достаточным образом проявить благотворные качества растений, поскольку сии качества являются лишь тенями вещей, подобно тому, как можно характеризовать вещи их цвет. Сведения, коии можно извлечь из подобных исследований, не приводят к познанию самого источника вещей, не приводят к настоящей действенности лекарств, сделанных из растений. Не станут жертвами этой ошибки те, кто знает свойства растений, согласно самой их сути, а не некоторых поверхностных свойств <…>


Во всех вещах внешних их внешний облик является только лишь проявлением их внутренних, врожденных свойств, коии были запечатлены в них Богом. Внутренняя их сущность подобна душе в человеческом теле. Когда философ хочет составить правильное впечатление о внутреннем существе человека, не обращая внимания на его имя, но на его внешние выражения (коии являются истинными характеристиками и признаками ума и внутренних свойств), если человек этот стоит пред ним безмолвно, философ просит его: «Говорите, молодой человек, и, если вы посредственны, то я пойму это». Действительно, посредством голоса раскрываются тайны ума. Подобно тому же, растения магическим образом посредством своих сигнатур говорят с врачом через проводимый им анализ, и посредством проявляемого подобия они раскрывают свои внутренние свойства, сокрытые в таинственном молчании Природы. Поскольку (согласно Батисту Порту (Baptista Porta) существует способ узнать по методу нахождения подобия о том, каковые тайные и божественные свойства заложил Верховный Мастер в некоторую вещь, согласно великой теории о подобии идей; невозможно было бы явить тайные свойства более великолепным и восхитительным способом, нежели через способ проявления подобий в вещах.


Теперь скажем о том, что растения действительно говорят, и они проявляют свои тайные свойства, в коих они превосходят остальные растения <…> их язык понимают далеко не все, поскольку их речь подобна речи и письменности различных народов, отличающиеся в этом деле разнообразием; <…> Все травы, цветы, деревья, а также и иные вещи, произрастающие и Земли, являют собой книги, магические знаки, передаваемые нам, по Бесконечной Милости Божьей, и сии знаки составляют наше лекарство. Посредством знания сих знаков мы можем прийти к истинной медицине <…> Тот, кто желает стать искусным врачом, и обладать знанием вещей, коии и необходимы для медицины, должен познать те знаки, коии предлагает нам Природа: поскольку всякая вещь в зависимости от того, что внутренне ей присуще, имеет тот или иной внешний облик, свидетельствующий о ее оккультном свойстве, и это верно как для вещей одушевленных, так и для вещей неодушевленных. <…>

 

*

*  *

 

Исследователь Франческо Панес в своей работе «Доктрина Сигнатур и методики графического начертания на пороге нового столетия» описывает то учение о знаках естественных вещей, которой придерживался, вслед за Парацельсом, Освальд Кролл. Проясним же теперь вопрос относительно Доктрины Сигнатур:

 


Доктрина Сигнатур и методики графического начертания на пороге нового столетия

Синопсис


«Доктрина Сигнатур» занимает важное место в научных и медицинских воззрениях начиная с XVI столетия. Согласно данной Доктрине, вселенная представляет собою весьма обширную систему соответствий, в особенности же между нашим миром и Волей Божьей, а Сигнатуры, в свою очередь, являются зримыми знаками самого предназначения Творения Божьего. В терапевтической практике они означают благоприятные свойства растений посредством их сходства с определенными органами, которые им и должно излечивать. Доктрина эта, точно так же, как и медицинские практики, которые применялись в соответствии с ней, часто относят к древнему знанию, не относящемуся к современности. Данная статья обращает внимание читателя не на содержание самой доктрины, а на практическое ее применение в медицинских трактатах, и имеет своей целью показать, что графический и письменный подход к Сигнатурам Освальда Кролла (Oswald Crollius, 1560–1609), Джованни Баттисты Дела Порты (Giovanni Battista Della Porta, 1534–1615) и Вольфгана Амброзиуса Фабрициуса (Wolfgang Ambrosius Fabricius, 1653) позволил создать инструмент, посредством которого, чрез формальный подход и систематизацию соответствий между растениями и органами, стало возможным практическое использование данных знаний, причем метафизическая и религиозная сторона явным образом в данном подходе перестали использоваться, и в то же время именно данная сторона Доктрины и поставила ее вне современной медицинской практики.


Введение


В XVI веке швейцарский врач Парацельс предложил видение мира и концепцию познания, оказавшие значительное влияние на его эпоху, и коии главным образом вдохновили медицинский мир. Влияние этих идей продолжалось по крайней мере в течение целого века, до тех пор, пока верх не одержало современное научное видение мира. Парацельс считал, что познание природы состоит в том, чтобы, наконец, возобновить связь между Творением Божьим и его производными, начав при этом с внешнего вида вещей:


«Согласно устройству Природы, внешние признаки проявляли внутреннее действие и достоинства вещей. Богу было угодно, дабы ничто не оставалось сокрытым, и дабы всех существ возможно было изучить посредством науки. Мы можем удивляться тому, что Воле Божьей было угодно, дабы, посредством Искусства, человек мог узнать обо всем, что было таковым образом сокрыто. Причина сего заключается в том, что в теле человека содержится душа, и человек должен научиться познавать тот движущий элемент, что Бог заложил в него. Бог не желал, дабы наука была прибежищем тщетных занятий, но, напротив, Он желал, дабы посредством нее было возможно полностью обрести знание о всех тайнах и добродетелях; следовательно, посредством науки мы можем познать сущность вещей незримых».

 

*

*  *

 

Согласно данному воззрению на мир, в вещах зримых содержатся знаки, запечатленные в их внешнем проявлении Богом. Данная идея не входила в противоречия с теологией, и, начиная с XVI, ученые прилагали усилия к тому, чтобы распознать, каковые внутренние свойства отражены на человеческом лице, в том, как выглядят растения и животные, посредством преобразования их очертаний в Алфавиты и символы, существующие в Природе. Дадим же, однако, вновь слово Франческо Панесу:

 

*

*  *


Форма глаза, которую можно различить во внешнем виде некоторого растения, могла для врачей того времени означать, что это растение способно излечивать глазные заболевания. 

 

Таблица Слов


Доктрина Сигнатур позволяет установить подобия между разнородными элементами, и отображение этих подобий в форме таблиц визуально и графически подтверждает их наличие. В случае излечения человека посредством Доктрины Сигнатур, растение, способное исцелить, определяется посредством нахождения подобия больного органа с некоторым растением. С помощью приведения данных соответствий в таблицах способ этот становится систематизированным.



«Трактат о Сигнатурах» Кролла по своей структуре подразделяется на две части. В первой части содержится «философский» синтез идей Парацельса. Во второй части содержится список сигнатур растений, которые внесены в большую таблицу соответствий между растениями, человеческими органами, и болезнями, которые может излечивать то или иное растение. Часто при этом приводятся также и способы составления лекарств из растений.



Таблица изображений


Среди современников Кролла, именно трактаты Джованни Баттисты делла Порты (1534–1615), а в частности его «Фитогномика» («Phytognomonica»), предоставляет нам наилучшую систематизацию Доктрины Сигнатур.


В начале трактат обнаруживает огромное сходство с работой Кролла. Отметим, однако, что в ней присутствует больше ксилографий, нежели у Кролла, а именно: тридцать. Тем не менее, мы должны отметить и другие отличия, существующие между трудами Кролла и делла Порты. Во-первых, он не ссылается на Парацельса, о чьих трудах, разумеется, имеет представление, и, что еще более удивительно, он не используется термина «сигнатура». В то время, как теории Парацельса и Кролла исключительно основываются на теологических основаниях, делла Порта не говорит о Боге, но предпочитает концентрировать свое внимание на роли «природы» в области развиваемой им теории. Делла Порта пишет о том, что возможно развить теорию о терапевтическом использовании растений путем наблюдения за животными. Некоторые из них, как объясняет он, действительно способны лечиться от болезней и отравления с помощью тех растений, коии, как кажется им, подходят для текущей их потребности. Таким образом, можно сделать вывод, что они способны определять свойства растений, исходя из своих чувственных способностей. Человеку не должно пренебрегать этой способностью животных, он так же должен использовать органы чувств для того, чтобы определять, возможно ли использовать то или иное растение, или же стоит избегать его использования. Способ определения лечебных свойств растений у делла Порты точно такой же, как и у Кролла: то есть зримое проявление растения. Фитагномика есть результат анализа внешнего облика растения.


Метод делла Порты таков же, как и у Кроллиа, что мы можем видеть на его гравюре, изображающей растение, коие излечивает зубы. На этой гравюре демонстрируется сходность между растением и зубами человеческой челюсти.


Далее мы приводим подобную же схему соответствий согласно трактату Фабрициуса «Apophma Botanikon» (1653):

 

Сигнатуры, относящиеся к оккультной медицине эпохи Ренессанса

 

Сигнатуры, относящиеся к оккультной медицине эпохи Ренессанса

 

 


Материал подготовлен лектором © Eric Midnight для Эзотерического Центра «Археометр», 2012 год

Все права защищены.