«Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых»

Часть II

 

<= Часть I

 

Зараза зла в самых мельчайших, микроскопических пылинках рассеяна во всем окружающем нас воздухе, в буквальном смысле этого слова.

Заразой этой мы дышим, питаемся; зараза эта входит в нашу плоть и кровь и, взгляните беспристрастно, не с обсерватории монастырской кельи, а с арены действительной шумной жизни, и вы увидите, что зла вообще кругом нас так страшно много, так ужасно полна им не только общественная, но даже семейная, личная жизнь каждого из нас, что мы буквально задыхаемся от него, и, пусть меня называют озлобленным монахом, бесчувственным аскетом, рутинером, - во всем и всему этому виною наша печать.

Это зло проявляется решительно во всех формах человеческой жизни.

Вражда, озлобленность под влиянием растлевающего влияния печати свили себе гнездо не только в сердцах людей, постоянно находящихся на торжище жизни, но даже и среди тех служителей престола Господа Бога, которые должны были бы быть носителями, смиренными носителями знамени Христовой любви и милосердия; которые должны не только словом, но и своею личною жизнью проявлять ту любовь, которая все долготерпит, все покрывает; а они, к величайшему ужасу, к величайшему позору, изрыгают, в буквальном смысле этого слова, из своих уст непередаваемое человеческим языком зло.

Нет слов, - все это направляется на богоотступников, а врагов христианской церкви; но ведь и Сам Христос, призывая «горе» на заблуждших книжников, законников и фарисеев, порицал в них не личность, а учение, принцип, законы и начала.

Божественный Спаситель мира, зная коварный замысел предателя Иуды, ограничился только лишь полными любви и смирения словами во время Тайной вечери: «один из вас предаст меня»; затем понятным только одному лишь Иуде намеком «делай, что делаешь, скорее», и, наконец, в момент самого предательства Он со скорбью сказал ему: «Иуда, целованием ли предаешь Сына человеческого?»

Далее тот же Христос ни одним словом упрека, ни одним движением, обнаруживающм раздражение, не нарушил своей любви к заблудшемуся человечеству, - когда Его били, поносили и ругали начиная с первосвященников и фарисеев, и кончая разбойником, висевшим на кресте.

Неужели современные пастыри церкви забыли это?

Неужели они возомнили, что в борьбе за Христа с современными книжниками, фарисеями, предателями и разбойниками нужно употреблять недостойные не только пастырей, но даже каждого из мирских людей проклятия, анафемствования, бранные ругательства, скрепляя все это, как будто, для иронии над своим великим званием «смиренностью и любвеобильностию» на бумаге?..

И виной всего этого только лишь одна печать.

Она внесла неумолимое разделение среди людей.

Она втянула в собрание нечестивых даже тех, кому не место в них и кому совершенно не к лицу свойственная ей озлобленность, вражда, клевета, инсинуация.

Недаром лучшие люди, начиная с великого ученика Христа апостола Иакова, который, трактуя о согрешении в слове, говорил о языке, что он «неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда», и кончая старообрядцами до-Петровской эпохи, - все они считали печать одним из признаков, предшествующих появлению на земле Антихриста…

Вне всякого сомнения, печать сама по себе не может служить источником зла, если она находится в известных условиях, в условиях контроля и наблюдения; но, к сожалению, на Западе уже давно, а у нас очень недавно этот огонь, этот яд без контроля, без удержу разливается среди людей и сжигает чистоту, нравственность, веру в Бога, любовь к родине и все прекрасное.

И нет сил, нет возможности бороться человечеству с этим злом темной силы, когда это зло предоставлено само себе…

Собрание нечестивых, о котором предупреждал псалмопевец Давид, сделалось теперь повсеместным.

И нужно иметь очень твердую почву, очень большую силу воли, чтобы оказаться вне влияния этой неотразимой силы этого подавляющего зла.

Посмотрите кругом, - современная, так называемая легкая литература преподносит в лице целого ряда авторов этого направления самый ужасный, голый разврат; втискивает под обонянием благоухающих цветов полное отрицание веры в Бога, с удивительно сатанинскою развязностью трактует о желательности введения в действительную жизнь нового разряда сословия «девушки-матери», возводить в гражданскую доблесть «свободную любовь» и т.д., и т.д.

Или взять современную уличную литературу, которою бесконтрольно питаются не только наши дочери и сыновья, но даже их родители, - что она представляет собой?

Нравственное убийство. Ужас. Преступление. Позор.

Возьмите современные газеты: ложь, клевета, злоба, науськиванье, вымысел, стремление при каждом удобном и неудобном случае дискредитировать религию, подорвать веру в Бога; для большей, так называемой, пикантности – дать бьющие по низменным чувствам статейки, романы, повести; при случае сообщить какой-либо эпизод, могущий вызвать неудовольствие, раздражение: в детях к родителям, в учащихся – к учащим, в служащих – к хозяевам, к начальству.

И это изо дня в день.

Методически, последовательно.

И это пища для духа.

И это то, среди чего воспитывается, живет и дышит современное человечество и против чего ратовал в первых строках самого первого своего псалма мудрый царь Давид.

Есть старинный и очень верный оккультный закон, устанавливающий, что доброе течение жизни, добрые мысли, добрые желания как одного человека, так и целого общества, привлекают к себе только лишь доброе, а злые – только лишь злое.

Не то ли самое мы видим теперь. Зло, благодаря печати, окружило нас во всех сторонах человеческой жизни; мы находимся под постоянным гипнозом зла.

Собрание нечестивых, в среду которых всосала нас жизнь, делает свое дело; мы как прах, возметаемся с лица земли, не имеем успеха ни в каком из наших дел.

Дети наши несут нам скорбь, а мы сами пьем, выражаясь библейским языком, вино возмездия.
Братская любовь заменилась ненавистью.

Все чаще и чаще встречаются люди, которые смотрят на своего брата, как на врага, на иноплеменника.

Каждый из наших друзей носит, по народному выражению, камень за пазухой.

Вот то благо, которое дает нам современная форма собрания нечестивых.

И бороться с этим можно только лишь одним путем: молитвою к Господу Богу и твердым намерением всячески избегать всего, что дает нам в этой области современная печать; строго проводить этот принцип в жизнь, не боясь ни насмешек, ни упреков, ни осуждений; и тогда будет каждый из нас, как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и который во всем, что он ни делает, успевает.

Но, само собой разумеется, это может сделать только лишь тот человек, который строго проникся сознанием страшного вреда пребывания на совете нечестивых, на пути грешных и на собрании развратителей, у которого весь смысл жизни и сама жизнь в законе Его и в размышлении Его день и ночь…

Да не подумает уважаемый читатель, что я принципиально стою во враждебных отношениях к печати.

Нет, за это могут служить мои настоящие строки.

Печать, в том смысле, как должно понимать ее, - благословение, а не проклятие.
Мудрость, а не безумие.

Путеводная звезда для человечества, ищущего по пути к к истине и к царствию Божию на земле; но, по словам апостола Иакова, она должна быть мудростью, сходящей свыше; во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна.

Она должна постоянно помнить, что плод правды сеется в мире, и среди тех, которые хранят мир и умеют хранить мир.

А затем, скажу от себя, - печать должна не разделять людей, а соединять их так же, как это делают все остальные орудия прогресса и культуры: железные дороги, телеграфы, телефоны и т. под.


Затем печать должна указывать людям пути для усовершенствования духа и тела; должна свидетельствовать об опасностях, происходящих от зла и разделения, а не возводить последние в культ.

Принимая на себя ответственность руководителя печатного органа, каждый из таковых обязан знать, что он «друг людей», а не «враг» их, и поэтому преподавать людям только лишь то, что может сделать их счастливыми.

По моему личному мнению, каждый орган печати, хотя бы ежедневная газета, должен, сообщив те или другие события из действительной жизни, давать каждому, по возможности, полезный материал, прежде всего, конечно, для духовной жизни, для ее гигиены и питания; а затем для физической жизни, для самообразования и для всего, что может принести пользу как отдельному человеку, так семье, обществу и государству, и улучшить их жизнь.

Чтобы такая газета не разбивала нервы, не расстраивала здоровья, не пробуждала дикие инстинкты, не злословила, не служила дьяволу, а служила Богу и людям.

Чтобы такая газета не порицала на второй странице то, о чем она зазывающе печатает на первой.
Чтобы ей верили, ее любили, ее читали с наслаждением, а не со злобой.

Но, конечно, во главе таких изданий должны быть люди с определенным мировоззрением и испытанные в деле служения человечеству…

Говоря по правде, мы чрезвычайно заблудились в своем «что хорошо, что худо», и у нас, для того, чтобы лечить физическое тело, для того, чтобы делать простой массаж, даже для того, чтобы быть прививателями оспы, не говоря уже о таких ремеслах, как парикмахер, портной, - люди подвергаются строгому испытанию; для того, чтобы быть проповедником с кафедры, вокруг которой может находиться самое  большее три, пять человек слушателей, - требуется тот или другой ценз, та или другая подготовка и, самое главное, определенный взгляд и направление проповедника. При печатании же книги, а тем более газеты, дело проповеди каковой происходит при такой аудитории, которая иногда превышает несколько сот тысяч читателей, и которая воспринимает медленно, сознательно, смакуя каждое слово, на свободе с самим собой, - передается лицу, совершенно неизвестному в области величайшей из существующих человеческих проповедей.

И страшно сказать, но я думаю, что это зло, если человечество не обратит на него внимания раньше, скорее, чем что-либо заведет его в такие дебри, из которых невозможен будет никакой возврат, и совершенно развратит, атрофирует и уничтожит человеческую душу.

С этими мыслями, высказанными мне почти всеми моими дорогими корреспондентами, я безусловно согласен…

Но что же с этим делать; как победить это зло?

На это можно ответить только лишь советом, чтобы страждущие об этом, понимающие это, во-первых, стремились к созиданию начертанного мной выше типа газет, ибо, (спрос создает предложение); во-вторых, совершенно прекратить, отучиться, отвыкнуть читать газеты современного, описанного нами склада и, самое главное, не верить им.

 Пложим, это последнее придет само собою: на Западе давным-давно уже не верят современной печати. Понемногу она утрачивает веру теперь и в России.

В заключение должно неуклонно молиться Господу Богу о том, чтобы Он помог нам одержать в этом направлении победу над сатаной, избравшим своим орудием печатное слово, - и тогда каждый из нас будет близок к тому блаженству, которое обещает Давид мужу, не ходящему на собрание нечестивых.


 


Автор © Князь-Инок

из дореволюционного журнала «Спиритуалист», сентябрь 1908 года

Редактура и перепечатка © эзотерический центр «Археометр»